Литературный театр
Книги о театре и актерах / Литературный театр
Страница 28

Анна Андреевна (с изумлением). Так вы в неё?

Застывают.

Слушатели (зрители) «Ревизора», прохаживаясь, обсуждают комедию .

1-й господин. Этой пошлостью он кормил нас в Петербурге, теперь он перенёс её в Рим.

Дама. Но что за люди, что за лица выведены! хотя бы один привлёк… Ну, отчего не пишут у нас так, как французы пишут, например, как Дюма?

2-й господип) тоже нет, соображенья решительно никакого, всё невероятности и при том всё карикатуры.

Голос (фонограмма.) Несмотря на яркое освещение зала и на щедрое угощение, чтение прошло сухо и принуждённо, не вызвало ни малейшего аплодисмента, и к концу вечера зало в Палаццо Поли оказалось пустым.

Слушатели (зрители) продолжают возмущаться, в это время появляется чтец (чтица), затем высвечиваются в разных концах сцены Гоголь и Балабина.

Чтец.

Веленью Божию, о Муза, будь послушна,

Обиды не страшась, не требуя венца,

Хвалу и клевету приемли равнодушно

И не оспоривай глупца.

Подите прочь, – какое дело

Поэту мирному до вас!

В разврате каменейте смело:

Не оживит вас лиры глас!

Гоголь. Записывайте всё, что когда-либо вам случится услышать обо мне…

Балабина (продолжая читать то же письмо Гоголя). … все мнения и толки обо мне и об моих сочинениях…

Гоголь. … и особенно когда бранят и осуждают меня.

Балабина. Хула и осуждения для меня слишком полезны.

Гоголь. A rivederla, mia illustrissima signora, il vostro servitore fino alla morte. (Пауза.) Нельзя ли при удобном случае также узнать, что говорится обо мне в салонах Булгарина, Греча, Сенковского и Полевого?

Чтец.

Но нет пощады у судьбы

Тому, чей благородный гений

Стал обличителем толпы,

Её страстей и заблуждений.

Его преследуют хулы:

Он ловит звуки одобренья

Не в сладком ропоте хвалы,

А в диких криках озлобленья.

И веря и не веря вновь

Мечте высокого призванья,

Он проповедует любовь

Враждебным словом отрицанья.

Высвечивается Смирнова-Россет.

Смирнова. Раз, как-то в Ницце, кажется, Николай Васильевич читал мне отрывки из второй и третьей части «Мёртвых душ», а это было не легко упросить его сделать. Он упирался, как хохол, и чем больше просишь, тем сильнее он упирается. Но тут как-то он растаял…

Сцена как бы делится на две части: слева надпись «Первый том», справа – «Второй том». Слева дама приятная во всех отношениях – Анна Григорьевна и дама просто приятная – Софья Ивановна, справа – Улинька, затем Бетрищев и Чичиков.

Софья Ивановна. Сестре я прислала материйку: это такое очарование, которого просто нельзя выразить словами; вообразите себе: полосочки узенькие, узенькие, какие только может представить воображение человеческое, фон голубой и через полоску всё глазки и лапки, глазки и лапки, глазки и лапки…

Анна Григорьевна. Милая, это пестро.

Софья Ивановна. Ах, нет, не пестро!

Анна Григорьевна. Ах, пестро!

Улинька. Имя ей было Улинька. Если бы кто увидал, как внезапный гнев собирал вдруг строгие морщины на прекрасном челе её и как она спорила пылко с отцом своим, он бы подумал, что это было капризнейшее создание.

Софья Ивановна. Да, поздравляю вас: оборок более не носят.

Анна Григорьевна. Как не носят?

Страницы: 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Смотрите также

Современность, культура, молодежь
...

Эргономические требования к организации рабочего места
Эргономика – наука о приспособлении орудий и условий труда к человеку. Она изучает особенности человека и его функциональные возможности в процессе труда с целью создания оптимальных условий для ...

УЧЕБНЫЙ КЛАСС
… Мы должны научить каждого из вас … членораздельному и внятному рисунку. Вопросы художественной ценности этих рисунков придут значительно позже… Акимов ...