Литературный театр
Книги о театре и актерах / Литературный театр
Страница 34

Словом приятным…

Лизавета (кокетливо отворачиваясь.) Супруг.

Либенталь падает на колени. Входит Чупурлина, и они оба подходят к ней с обеих сторон.

Либенталь и Лизавета (вместе). Маменька! Маменька!

Чупурлина. Что вам надобно? Чего вы хотите от меня?

Либенталь. Они согласны.

Лизавета. Если вы согласны – я согласна.

Чупурлина. Как? Все люди ищут мою собаку и, как угорелые кошки, бегают по разным направлениям, а вы?! Что вы здесь делаете? (Лизавете). Вот твоя благодарность ко мне за все мои попечения! Негодная! Выбрала время говорить мне про разные гадости…

Микрофон. Цензор заменил слово «гадости» словом «глупости». Примечание Козьмы Пруткова.

Чупурлина. … когда я не в духе, когда я плачу, терзаюсь (Плачет). Боже мой, до чего я дожила! На старости лет не иметь и Фантазии! В – о – он!

Микрофон. Маленький антракт. Сцена несколько времени пуста.

Персонажи демонстративно уходят.

Дождь, ветер, молния и гром. Оркестр играет ту же симфонию, как и в «Севильском цирюльнике» в подобном же случае.

Звучит простенькая примитивная эстрадная мелодия.

Через сцену пробегает моська.

Силуэт на теневом экране.

Несколько секунд спустя, пробегает незнакомый бульдог,

Силуэт на теневом экране.

тщательно обнюхивая её следы. Буря утихает. Полумрак продолжается

На сцене яркий свет.

Трое молодых людей стоят спиной к зрителю. На спинах – крупно их фамилии: Кутило-Завалдайский, Разорваки, Миловидов. Поворачиваются к зрителю.

Кутило-Завалдайский. Нашли Фантазию?

Разорваки. Фантазии не нашли!

Миловидов. Стало быть, мы можем надеяться!

Все трое. Победа за нами.

Поднимают правую руку, на ней перчаточная кукла-собака, у всех куклы разные.

Входит Чупурлина.

Чупурлина. Покажи, батюшка, что у тебя?

Разорваки. Вот что!

Чупурлина. Что это, батюшка? Скорее на барана похоже! Ну, видано ли, слыхано ли, чтобы этакое могло стоить Фантазии?! Фу! Право, сказала бы неприличное слово, да в пятницу как-то совестно.

Микрофон. Цензор выкинул слово «в пятницу». Примечание Козьмы Пруткова.

Чупурлина. А как его зовут, батюшка?

Разорваки. Космополит, сударыня!

Чупурлина. Чем палит?

Разорваки. Ничем; просто: Космополит.

Чупурлина. А штуки делает?

Разорваки. Делает разные штуки. Хотите, сударыня, он вам вскочит на шею и стащит с вас чепчик?

Чупурлина. На какую пакость вышколил своего … пуделя! Ну, а у тебя что?

Кутило-Завалдайский. Сударыня, смею вас уверить, что это самая наичистейшая моська! Вам, может быть, странно, что она такая большая? Но на это я вам доложу, что между моськами бывают большие и маленькие, как между людьми. Вот, например, князь Батог-Батыев мал, а господин Миловидов и господин Разорваки велики: между тем они все трое люди! Так точно и моськи.

Чупурлина. Дичь! Дичь! А как зовут твою уродину?

Кутило-Завалдайский. Фифи, сударыня.

Чупурлина. Штуки делает?

Кутило-Завалдайский. В пять минут съедает десять фунтов говядины, снимает шляпы и поливает цветы.

Микрофон. Цензор вычеркнул слова: «поливает цветы». Примечание Козьмы Пруткова.

Чупурлина. Дичь! Дичь! На что мне этакая собака? У меня есть садовник.

Микрофон. Слова: «У меня есть садовник» – тоже вычеркнуты цензором. Примечание Козьмы Пруткова.

Страницы: 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Смотрите также

Эргономические требования к организации рабочего места
Эргономика – наука о приспособлении орудий и условий труда к человеку. Она изучает особенности человека и его функциональные возможности в процессе труда с целью создания оптимальных условий для ...

ТЕХНИКА
Научить режиссуре нельзя, а научиться можно! Станиславский ...

АЗБУКА
К сожалению, у нас до самых последних лет очень мало уделялось внимания композиции спектакля. Более того, изучение этих вопросов рассматривалось чуть ли не как склонность к формализму. Я полагаю, ...